Светлое прошлое Лыбеди

Светлое прошлое Лыбеди

Лыбедь - была в Киеве такая река, приток Днепра. И текла она широко, полноводно, крутила колёса мельниц, принимала парусные суда и гружёные баржи. Сейчас увидеть её нелегко: остался от реки жалкий грязный канальчик. Впрочем, киевский рельеф навсегда сохранил заметный след исчезнувшей долины Лыбеди — её высокие крутые берега. Замечали ли вы, что от Красного корпуса Киевского университета улицы уходят в три стороны вниз, порой очень круто вниз? Этот стремительный уклон и есть бывший берег бывшей реки Лыбедь.

В древности эти берега принадлежали киевским митрополитам. В ХVI веке митрополичьим поместьем заведовали управляющие, которыми в 1516-77 годах были отец и сын Паньковичи. От их фамилии и местность получила прозвание Паньковщина.

В то время на здешних речных склонах в густых травах выпасали табуны коней, стада скота, были тут и остатки лесов, и сенокосы, и огороды, и, конечно же, сады. С ХVII века митрополиты проживали в Софийском монастыре, и Паньковщина превратилась в усадебное хозяйство этой обители

Так продолжалось до 1764 года, когда Екатерина II отобрала монастырские земли во владение государства. С тех пор Паньковщина бурно развивалась уже как сельская окраина Киева. А на луга вдоль Лыбеди тогда стали выезжать в жаркие дни семьи киевских мещан — ставя самовары под кронами вековых дубов, предаваясь купанию, катанию на лодках и, в общем, «благословенной лени». Трудно в такую идиллию поверить, ведь сейчас на этом месте бесчисленные рельсы близ вокзала и не менее бесчисленные (хотя в последние годы и быстро исчезающие) индустриальные предприятия вдоль железной дороги.

Совершенно новая жизнь для Паньковщины началась в 1840-х годах — после постройки по соседству огромного здания Университета святого Владимира. Бывшая загородная слобода немедленно превратилась в местный Латинский квартал.